С.Загородний
Основные позиции национальных “правовласників”:

1. ОКУ без нас собирают наши деньги.
2. Мы хотим создать Закон, по которому сами (“правовласники”) смогут создавать ОКУ.
3. Собственники прав должны решать кто будет собирать ЗА ИХ ПРАВА.
4. Правообладатели хотят контролировать ОКУ на этапе создания и потом деятельности.
5. Вот этим ОКУ (созданным авторами) не выгодно нас считать правообладателями.
6. С людьми напротив мы не сможем договориться никогда.

Пора расставить все точки над «i», которые «беспокоят» наших отечественных представителей зарубежных правообладателей настолько, что они считают… смотри выше п.6.

Часть I.
Для корректного, постепенного «сближения» сторон в достижении консенсуса и снятия всех «беспокойств», проанализируем в качестве определения термин «правообладатель» (укр. – правовласник)  из Директивы 2014-26:
(c) «правообладатель» — любое физическое или юридическое лицо, кроме организации по коллективному управлению, которое владеет авторским или смежным правом* либо которое, на основе соглашения об использовании прав** или закона, имеет право на долю в доходах от управления правами***;
Мною было предложено заменить «любое физическое или юридическое лицо» на «первичный или производный субъект права» (укр: «первинний або похідний суб’єкт права»). Однако, г-н. Б.Гловацкий задал вопрос: «Що це таке первинний або похідний суб’єкт? Де це Ви взяли?».
Немного лекции.
Традиционно выделяют две основные категории субъектов права: первичные и производные.
Первичные субъекты права – это субъекты, создающие своею деятельностью (а не работой, как некоторые «правоведы» пытаются «урегулировать» умственную творческую деятельность КЗоТ-ом) объекты права. Они являются таковыми в силу факта своего существования и первичности создания объекта права в той или иной объективной форме.
Производный субъект права – это субъект права, который образовывается первичным субъектом права. Основой его правосубъектности является договор о передаче ему прав (полномочий) на распоряжение и использование созданного объекта первичным субъектом права (авторский договор, лицензионный договор, договор уступки, договор отчуждения прав, …).
В п.1 ст.11 Закона Украины «Про авторське право і суміжні права» (в дальнейшем – ЗУ) упоминается о «первинном суб’єкті» каким является «автор твору».
* «Владеть авторским и смежным правом» может (в общем случае):
– Автор – в силу создания Произведения;
– Исполнитель – на свое исполнение Произведения, исполненное после получения разрешения от Автора Произведения;
– Производитель фонограммы – на свою фонограмму (мастер записи исполнения), после получения разрешения от Исполнителя на запись его исполнения;
– физическое или юридическое лицо на основе Договора о передаче прав (исключительных или неисключительных, авторских или/и смежных) на использование Произведения от указанных выше трех первичных владельцев авторских и смежных прав. Особенно хочется отметить, что «владение правом» должно быть оформлено по закону, т.е. – правомерным.
** И вот здесь в термин «правообладатель» (в редакции Директивы) вкралась правовая некорректность: «на основе соглашения об использовании прав».
Предметом Договора между первичным и производным субъектами права (в общем случае, авторских и смежных прав) есть передача Прав НА использование Произведения, а не передача Прав НА использование Прав!
Если мы обратимся к содержанию ст.15 ЗУ:
«1. До майнових прав автора (чи іншої особи, яка має авторське право) належать:
а) виключне право на використання твору;
б) виключне право на дозвіл або заборону використання твору іншими особами».
и ст.440 ГКУ:
«3) право перешкоджати неправомірному використанню твору, в тому числі забороняти таке використання»,
то увидим, что речь идет о Правах «на використання ТВОРУ», а НЕ «використання Прав»!
А теперь, попробуем заменить в п.3 ст.15 ЗУ слово «твір» на слово «права» в контексте декларируемой (отечественными «правообладателями») реализуемости понятия – «использование ПРАВ».
«3. Виключне право автора (чи іншої особи, яка має авторське право) на дозвіл чи заборону використання ПРАВ іншими особами дає йому право дозволяти або забороняти:
1) відтворення ПРАВ;
2) публічне виконання і публічне сповіщення ПРАВ;
3) публічну демонстрацію і публічний показ ПРАВ;
4) будь-яке повторне оприлюднення ПРАВ, якщо воно здійснюється іншою організацією, ніж та, що здійснила перше оприлюднення;
5) переклади ПРАВ;
6) переробки, адаптації, аранжування та інші подібні зміни ПРАВ;
7) включення ПРАВ як складових частин до збірників, антологій, енциклопедій тощо;
8) розповсюдження ПРАВ шляхом першого продажу, відчуження іншим способом або шляхом здавання в майновий найм чи у прокат та шляхом іншої передачі до першого продажу примірників ПРАВ;
9) подання своїх ПРАВ до загального відома публіки таким чином, що її представники можуть здійснити доступ до ПРАВ з будь-якого місця і у будь-який час за їх власним вибором;
10) здавання в майновий найм і (або) комерційний прокат після першого продажу, відчуження іншим способом оригіналу або примірників аудіовізуальних ПРАВ, комп’ютерних програм, баз даних, музичних ПРАВ у нотній формі, а також ПРАВ, зафіксованих у фонограмі чи відеограмі або у формі, яку зчитує комп’ютер;
11) імпорт примірників ПРАВ».
Получается галиматья, не правда ли!?
Произведение – это материальный объект, в котором воплощен результат интеллектуальной творческой деятельности в той или иной форме (о чем в нашем и международном законодательстве четко указано). Права – нематериальная субстанция, а значит – ПРАВА не могут использоваться!
Правами можно воспользоваться и на их основании (перечне прав) можно совершать те или иные действия с материальными объектами (Произведениями).

*** «имеет право на долю в доходах от управления правами».
Что касается этого положения то здесь видятся следующие замечания:
1. Если перед этим предложением уже декларируется: «на основе соглашения … или закона», то получается, что это предложение лишнее, поскольку в «соглашении» или «законе» определяются «право на долю в доходах».
2. Но, с другой стороны, это предложение конкретизирует то обстоятельство, что правообладатель «имеет право на долю в доходах» ТОЛЬКО «от управления правами»! А управлять правами, это означает – разрешать или запрещать использование Произведения. Но это и так понятно, поскольку владелец прав вправе распоряжаться своими правами как ему заблагорассудится (в том числе и продать их). В любом случае продажа прав (кроме первой продажи первичным субъектом права) – это есть хозяйственная операция, которая по законодательству подлежит соответствующему налогообложению: в случае продажи со стороны первичного владельца прав – подоходный налог; в случае вторичной продажи прав (от производного субъекта прав) – налог с дохода. Вот почему производные (укр – похідні) субъекты АП и СП получают от Пользователей (через ОКУ) Доход, а не Роялти!
Исходя из вышеизложенного, применительно к имплементации термина «правообладатель» в национальное законодательство видится такое его определение (с некоторой долей компромисса):
«Правообладатель – любое физическое или юридическое лицо, кроме организации по коллективному управлению, которое правомерно владеет имущественным авторским или смежным правом либо которое, на основе соглашения или закона о передаче своих прав на использование произведения, имеет право на долю в доходах от управления правами».
Часть II.
А теперь проанализируем претензии «правообладателей» к существующему положению вещей в системе коллективного управления правами т.е. к ОКУ.
1. «ОКУ без нас собирают наши деньги».
Если под словом «наши» понимать Правообладателей (Издатели), то давайте определим: Какое авторское вознаграждение (деньги) предусмотрены законодательством, Кому и За что могут в принципе «собирать» ОКУ, тогда и поймем Где искать «Ваши деньги».
Авторское вознаграждение (Роялти) есть двух видов:
а) за передачу права на использование объекта права;
б) за использование самого объекта права (за фактическое использование).
Роялти по пункту «а)» могут получать (если это «желание» отразят в соответствующем договоре) как первичные субъекты права, так и производные (в том числе и Издатели).
Роялти по пункту «б)» могут получать ТОЛЬКО первичные субъекты права, поскольку от этого права они «не могут отказаться» (Директива ЕС 115/2006, п.2 ст.5 «Недопустимость отказа от права на справедливое вознаграждение»).
Если «Вы» считаете себя Правообладателями, то как было показано ранее, «ваши деньги» ТОЛЬКО за результат управления правами (передачу прав на использование объекта интеллектуальной собственности). Поэтому, если «Вы» передали права в управление какой-либо ОКУ и эта ОКУ в результате управления «Вашими» правами дала разрешение (по договору) Пользователю на использование Произведений «из Вашего Каталога» и Пользователь заплатил за приобретение этих прав, то конечно, такое ОКУ собрало для Вас «Ваши деньги».

2. «Мы хотим создать Закон, по которому сами (“правовласники”) смогут создавать ОКУ».
Желание такое, конечно, может на практике существовать, но к счастью, на той же практике оно неосуществимо…
Пусть коррупционеры создадут антикоррупционный закон, а алкоголики и пьяницы будут формировать цены на ликероводочную продукцию, а авторы, исполнители и производители фонограмм – «скорректируют» под свое понимание «справедивого вознаграждения» Постанову №71 и Постанову№72… Слабо?!
Но в риторике этого «желания», почему-то организации созданные творцами (физлицами) не принимаются во-внимание? Похоже, что все произведения создаются … менеджментом «правовласників».
3. «Собственники прав должны решать кто будет собирать ЗА ИХ ПРАВА».
А вот тут это желание полностью вменяемо и даже … в соответствии с законодательством. И странно услышать другую форму сбора ЗА ПРАВА. Главное, чтобы ПРАВА были легальными и … небольшой пустячок: вместе с ПРАВАМИ передавались (по Акту) сам объект ПРАВА, который ЛЕГАЛЬНО (с документальным подтверждением) возник у Правообладателя и отражен в данных бухгалтерского учета и отчетности, а также, в случае, если этот объект ПРАВА (материальный носитель) не создан в Украине, то желательно иметь документ о его легальном «пересечении границы» (а не путем контрабанды) согласно п.1 ст.3 ЗУ. Все-таки, это же ТОВАР (материальный носитель), который Правообладатель хочет легально ввести в хозяйственный оборот в другой стране и легально получить «ваши деньги»! А когда продаются Права на использование фонограммы, а вместо фонограммы дают напечатанный СПИСОК фонограмм («произведение литературы»), то как-то непонятно, каким образом счастливый приобретатель ПРАВ исполняет этот СПИСОК? Художественным чтением?
4. «Правообладатели хотят контролировать ОКУ на этапе создания и потом деятельности».
Тоже нормальное требование. А разве оно не соблюдается в данный момент? Разве Правообладатели не создали ряд т.н. «ОКУ» и не контролируют их деятельность? Посмотрите внимательно первую 6-ку самых «собираемых» ОКУ (по данным Минэкономики). Кроме ДО «УААСП» следующие 5 (пять) это же Вами («правообладателями») созданные! Проанализируйте: сколько и какие «брачные контракты» за последние 6-7 лет Вы заключили в порыве «самоконтроля»! Какие только права на дутые Каталоги Вы не передавали друг-другу, совершенствуя сбор и распределение «Ваших денег»!
5. «Вот этим ОКУ (созданным авторами) не выгодно нас считать правообладателями».
Ну это, мягко говоря, надуманное утверждение. Если есть легальные (а не «офшорные»), да еще зарегистрированные в ДСИВУ договора на получение соответствующих ПРАВ, то конечно Вы – Правообладатели. Но, когда, показывают договора, а их содержание не соответствует голословным заявлениям об обладании ПРАВ, когда бравируют решениями судов, на основании этих липовых договоров, то извините, если на клетке, в которой сидит заяц написано – «Лев» никакой суд (отечественный) не заставит нас видеть в клетке льва!
6. «С людьми напротив мы не сможем договориться никогда».
Вы видимо не смотрели Бондиану. Советуем пересмотреть, там этой фразе посвящен целый фильм.
Часть III. Резюме.
Здесь специально ряд терминов выделены заглавными буквами, чтобы подчеркнуть важность в их однозначном толковании для выработки правил существования субъектов правоотношений в сфере охраны авторского права и смежных прав, в частности, способом коллективного управления правами.
Многие недоразумения в общении между нашими сторонами происходят по следующим основным причинам:
1) отсутствует единая терминология;
2) не контролируется иерархия реализации прав через их соблюдение (п.2 ст.36 ЗУ);
3) к сожалению, в существующем ЗУ есть неоднозначные толкования в отношении субъектов права и объектов права, которые и воспринимаются неоднозначно (в зависимости от выгоды стороны);
4) наработанная негативная судебная практика, когда имеются противоположные решения по аналогичным спорам (в основном) в музыкальной сфере;
5) отсутствует правовой и экономический анализ преимуществ и недостатков существующего законодательства (а это – порядка 5-6 ЗУ), регулирующих вопросы в сфере авторского права и смежных прав и при этом, делается попытка создания местечковых Законов (типа про ОКУ) или внесения изменений в отдельные ЗУ;
6) волюнтаристские аргументы типа: «надо», «это в Директиве указано», «западные инвестиции», «помощь стране», «301 список», «прав тот, у кого больше прав», …;
7) амбиции ограниченных в знаниях и случайных в этой сфере личностей (к сожалению с каждым годом их прибавляется).

До встречи на баррикадах шоу-бизнеса!

Напишіть відгук

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *


*

Можна використовувати XHTML теґи та атрибути: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>