Почти пятьсот лет отделяют нас от поворотного момента в истории развития человечества — изобретения Иоганном Гуттенбергом в середине XV века печатного станка. Это не только ознаменовало новую эпоху промышленного использования литературных произведений, которые копировались путем переписки от руки и не могли распространяться в достаточном количестве, но и имело решающее значение для развития культуры и стимулирования литературного творчества. Стало оно отправным и для авторского права.

Первые законодательные нормы того времени были направлены на введение определенных форм контроля за книгопечатанием с тем, чтобы избежать печатного тиражирования книги любым лицом. Поэтому стали появляться так называемые привилегии, имевшие целью закрепить права на издание определенной книги за конкретным издателем. При выдаче привилегий монархи или иные государственные органы не только не задавались вопросом об авторских правах, но и о том, кто является автором.

Не  случайно  поэтому  до  сих   пор   в   английском   языке   авторское право именуется «copyright», т.е. правом  на  изготовление копий.

Человечество с усиление роли товарно-денежных отношений осознало значение личных интересов создателя произведения. Еще в Древней Греции и Риме существовали моральные нормы, защищавшие автора в отношении его произведения от самовольного заимствования третьими лицами.

Тот факт, что автор нуждается в защите своих прав, впервые признал только английский закон 1709 года, известный как Статут королевы Анны. Но наиболее полным актом по авторскому праву следует признать принятый во Франции в 1793 году «Декрет, относящийся к правам собственности авторов разного рода рукописей, а также композиторов, живописцев и рисовальщиков». Впервые законодательно закреплено понятие особого рода — «умственной, духовной» собственности, содержащим конструкцию права интеллектуальной собственности. В «Декрете» были отражены гуманистические естественнонаучные теории, базирующиеся на признании «прирожденных, естественных, священных» прав человека, декларированные затем в эпоху буржуазных революций. В нем нашло отражение и учение философов XVIII века о том, что труд — в данном случае труд творческий — порождает собственность. Приравнивание авторского права к праву собственности в тот исторический период давало основание для наиболее полной и надежной защиты прав авторов, поскольку признавало за ними, как и за правом собственности, свойства «священности и неприкосновенности».

Признание важности личных прав творца привело к тому, что наряду с монистической теорией авторского права как права имущественного возникла дуалистическая концепция (drolt double). Суть этой концепции состояла в том, что с фактом создания литературного или художественного произведения у автора возникают два права различного назначения и природы: имущественное, или право извлекать выгоду из произведения, и неимущественное личное, отражающее интересы автора как творческой личности. Последнее получило название «моральных прав».

Развитие международной торговли, прежде всего активизация торговли печатной продукцией между разными странами, уже в середине XIX века привело к поиску путей преодоления территориальной ограниченности авторского права. В результате длительных дипломатических конференций в 1886 году была принята первая многосторонняя конвенция — Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений.

С 1886 по 1950 год Бернская конвенция четыре раза претерпевала изменения (в 1908, 1914, 1928 и 1948 годах). Наиболее революционные перемены стали происходить во второй половине XX века. На национальном и международном уровне получила признание новая категория прав в сфере творческой деятельности — смежных прав. Этому послужило повсеместное распространение кинематографа, звукозаписи и радио, зарождение и развитие телевидения. В категорию смежных прав были включены права артистов-исполнителей, производителей фонограмм и телерадиовещательных организаций. В 1961 году появляется первая международная конвенция об охране смежных прав: Международная (Римская) конвенция об охране прав производителей фонограмм и вещательных организаций. В 1967 году признание роли и значения интеллектуальной собственности находит свое выражение в создании на Дипломатической конференции в Стокгольме новой международной организации — Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), получившей статус специализированной организации ООН. Конвенция, учреждающая ВОИС, впервые на международном уровне закрепила понятие интеллектуальной собственности и дала его определение.

Появление и широкое использование компьютерных технологий и цифровой записи, спутниковое и кабельное вещание, глобальные информационные сети стали определяющими в развитии человечества в последней трети XX века. На смену товарному обмену посредством экспортно-импортных операций все больше приходит обмен результатами интеллектуального творчества через глобальные информационные сети без овеществленных сделок купли-продажи товаров. Такой обмен результатами интеллектуальной деятельности поистине не знает границ.

Последнюю треть XX века можно в полной мере назвать «информационной революцией». Подсчитано, что ежедневное издание «Нью-Йорк таймс» сегодня содержит больше информации, чем обычные люди получали в XVIII веке за всю свою жизнь. За последние 30 лет появилось больше информации, чем за предыдущие 5 тысяч лет. Информация, передаваемая и распространяемая по Интернет может включать в себя как неохраняемую авторским правом информацию (например, о событиях и фактах, имеющих информационный характер), так и материал, охраняемый авторским правом и смежными правами, который составляет подавляющее большинство. Зародившись как инструмент научного исследования и обмена информацией, Интернет быстро превратился в глобальную сеть предоставления информации и распространения объектов интеллектуальной собственности, в том числе и в коммерческих целях.

Возник закономерный вопрос о том, пригодно ли традиционное авторское право для регулирования отношений, возникающих в условиях глобальных информационных сетей. Как только новое произведение, будь то книга, песня, кинофильм или фотоснимок становится доступным широкой аудитории, любой автор понимает, что теперь оно (увы, не взирая на законодательство) может быть скопировано и распространено, даже без его, автора, ведома. С другой стороны, ужесточение мер, направленных на попытки сохранить существующую концепцию авторского права накладывает на свободу обмена информацией слишком серьезные ограничения. Они нарушают нормальное течение культурных процессов и приводят к тому, что многогранная и сложная культура подменяется более или менее изощренными системами манипулирования массовыми вкусами. На взгляд все большего количества людей авторское право представляют самую серьезную угрозу культуре в эпоху информационного общества: «Под предлогом защиты интересов автора распространение информации во всех ее проявлениях искусственно ограничивается почти непреодолимыми финансовыми или правовыми барьерами. В результате само творчество вне корпоративных рамок, дающих юридическую и финансовую поддержку, обречено быть либо незаконным, либо маргинальным».

Авторское право закрепляет принципиальное разделение всех людей на авторов и потребителей культуры. Такое разделение противоречит современным тенденциям развития искусства и науки. Конечно, традиционные формы сугубо авторского творчества должны сохраняться, но на их фоне все большее значение приобретает совершенно иная, неавторская культура. Это фанклубы, хэппенинги, совместное музицирование, публичные дискуссии, телеконференции, сетевые проекты с неопределенным и переменным составом участников.

Неавторская культура существовала всегда, например, в форме фольклора. Ее главное отличие от авторской культуры – отсутствие строгого деления на потребителя и автора. Здесь скорее есть участники и лидеры. С появлением книгопечатания, звукозаписи, радио, телевидения неавторская культура была отодвинута на задний план, поскольку только профессиональные авторы и редакторы могли надлежащим образом организовать дорогостоящую печатную площадь и не менее дорогое эфирное время.

Интернет открывает совершенно новые возможности для развития неавторской культуры. Но за 500 лет, прошедшие после Гутенберга и особенно в XX веке, мы почти забыли о ее существовании. Современное копирайтное законодательство дает авторской культуре огромное преимущество перед неавторской. Оно дает эффективный метод присваивания культурных ценностей и ограничивает доступ к ним широкой общественности.

Способы компромиссного решения проблемы предлагает некоммерческая организация Creative Commons, которая была основана в США в 2001 году специалистами в области авторского права. Среди них юрист Лоуренс Лессинг/Lawrence Lessing, автор нескольких книг по проблемам авторского права и культуры.

В одной из своих работ Лессинг использует пример становления массовой фотографии как позитивного опыта. На заре развития «светописи» перед ней стоял ключевой вопрос: может ли обычный человек фиксировать на пленке то, что является общедоступным? Ответ судов был положительным. В действительности, не существовало законодательного требования иметь разрешение на фотосъемку, так же как на проявку и печать фотографий (съемки, затрагивающие частную жизнь, регламентировались особо).

По мнению Лессинга, отсутствие запретов имело большое социальное значение: все люди получили доступное (в отличие, к примеру, от живописи) средство самовыражения, фиксирования событий своей жизни, распространения информации и идей. Иначе фотография могла бы остаться занятием узкого круга профессионалов.

Говоря о современности, Лессинг подчеркивает характерную особенность нашей жизни – развитие компьютерных технологий и интернета. Они серьезно влияют на культуру XXI века, в том числе на творческую деятельность. Легкость и скорость поиска и передачи информации, широта охвата Всемирной паутины способствуют молниеносному распространению авторских произведений среди огромного числа людей. Часто, обмениваясь информацией, авторы создают новые произведения на ее основе. Точнее, могут создавать, если они не ограничены строгими требованиями закона и не обязаны получать какие-либо разрешения.

В поисках баланса интересов Creative Commons разработала несколько лицензий, позволяющих автору самому решать, как заранее неизвестный ему круг пользователей может обращаться с его работой. Лицензии Creative Commons заполняют нишу между традиционным подходом «все права сохранены» и статусом общественного достояния, который произведение получает по закону по истечении срока действия на него авторского права. При этом лицензии Creative Commons затрагивают лишь имущественные авторские права (права на использование произведений), а на неимущественные права, включая право на имя, не влияют.

На фотографическом сайте www.flickr.com, позволяющем использовать подход Creative Commons, среди фотографов наиболее популярна лицензия «Указание авторства — Некоммерческое использование — Без производных произведений» (Attribution – NonCommercial – No Derivatives). Именно так авторы более чем 14 миллионов работ предлагают использовать свои снимки, обязывая обращаться к ним за специальным разрешением на коммерческое использование и для создания производных работ. Второй по популярности способ лицензирования — «Указание авторства — Некоммерческое использование — Распространение на тех же условиях» (Attribution – NonCommercial – Share Alike). Производные работы допускаются, но должны распространяться на условиях, установленных автором исходного произведения — это касается более 11 миллионов снимков.

Лицензии Creative Commons конечно же не охватывают весь спектр взаимодействий в сфере интернета, зато могут послужить ступенькой для эволюционного перехода на новые формы отношений между людьми и их творчеством, продиктованные временем.

Андрей Галепа

http://sever.lg.ua/avtorskoe-pravo-i-ego-vliyanie-na-razvitie-kultury

Коментування закрито.